.::Потерянный рай::.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » .::Потерянный рай::. » .::Левингстайл::. » Суши бар "Сакура"


Суши бар "Сакура"

Сообщений 61 страница 77 из 77

61

Говорят, что семья наиболее могущественная и великая сила, какая только может быть у человека. Но каково было значение этого слова, откуда оно брало свои начала, ведь было в нем и от зверей и от людей по капле. Каждый добавил свою частичку, дабы создать единое целое, где есть свои понятия, вера, цена. Но к чему было сказано вышеизложенное? Где смысл? Но разве не похожи несколько человек, объединенных одной кровью и фамилией на стаю волков, что стаей носятся по своим землям, защищая границы, как люди, вставая спина к спине, отвоевывают себе жилье. Они создавали себе свои правила, что с легкостью надевали цепным сам ошейник, сдерживающий их действия, но был ли он так же неудобен и тяжел, как у псов, что были забраны из леса? Разве сравнима свобода природная с этой мнимой, что ограничена длиной поводка? Волк всегда останется волом, но жаль, что человек не всегда до конца остается человеком. Сколь часто мы начали видеть, как даже в самой прочной семья происходит разлад из-за какой-то глупости, что кажется такой незначительной? Почему сейчас, в прошедшие времена великих актеров и творцов, что писали великолепные книги, стихи, романы, ныне лишь их подобию равны. Тени, блуждающие по миру и рвущиеся к славе, деньгам. Люди тонут в своей алчности, продавая за гроши шкуры братьев своих, ударяя по головам старика, что когда то дал жизнь отцу, дабы забрать его жалкую пенсию, да купить себе желтого яда. Понятие семьи, сотнями лет сформировывавшееся в умах людей стерлось, не оставив и следа от прежних великих значений. Ныне это лишь слово, ведь не способен род людской идти по жизни, как и волки. Сколько бы лет, десятилетий, столетий не прошло, а они готовы встать спина к спине, дабы защитить своего, но стоит хоть одному предать, нарушив негласный закон, и оплатит он кровью совершенную ошибку. Взяли ли от них люди эту жажду к убийствам, или же сами опустились до жизни одиночек, что блуждали по лесам, трусливо поджимая хвосты и постоянно оглядываясь, дабы никто не подкрался со спины. Печально, что мало кто заметил, как раньше прижимались друг к другу отец и сын, дабы защитить от незваных гостей, пришедших убивать, своих близких. Как мало сейчас таких вот маленьких героев, ведь скорее крича, убежит прочь «защитник», что взяв в руку нож, перережет глотку посмевшему обидеть его родных. Смешной закат прекрасного слова семья, ведь не будь в нем человеческих начал, возьми люди все от волков, проще было бы им жить, ведь не забыты были бы придания, хранившиеся ранние ценнее любой золотой монеты, а страданиями не становились бы внутрисемейные воины за право голоса. Смешно, как низко способны были пасть глупцы, что считали, что овладели природой и ныне властвуют в этом мире. Но если обычные, слабые дураки вгрызались друг другу в глотки, то каковы правила были в семьях рожденных переплетением тьмы и воли чужой? Должен ли он поступать так, как было бы проще всего – открыть ее глаза, дабы разорвать в прах печати и увидеть истинную силу маленького демоненка? По крайней мере, он от этого ничего не теряет.
-Я.. пожалуй, не хочу обсуждать это.
Послышался ответ на вполне логичный вопрос. Конечно, какой ангел, даже бывший, возжелает обсуждать падение светлого мира во тьму? Хотя, может, была  другая причина, но разве столь важен этот факт? Намного интереснее были последующие слова падшего:
-Может, Ты, присоединишься к нашей беседе? Ты, отлично знаешь религию, а значит, сможешь пополнить запас моих знаний, ведь, как тебе известно, на некоторое время я потерял себя, позволив ненависти захватить мой разум, Агалиарем.
Легкое движение плеч, ленивый поворот головы в сторону говорившего и два холодных взгляда, что встретились, переплетаясь в прочную нить. Стоило ли вообще отвечать на этот вопрос, ведь сколько бы он не наблюдал за людьми, особого интереса к любой из религий он проявлял ровным счетом ноль интереса. Зачем, когда есть более сильная и реальная вера?
- О чем же ты хочешь услышать, Самаэль? Кому, как не тебе, да, пожалуй, собрату нашему, что сейчас столь мило беседует с той девушкой, не знать, во что веруем мы, да какова лучшая из религий? К другим у меня нет интереса, ведь людские почеты так называемых богов слишком отличаются от правды. – Он замолчал ненадолго, делая глоток чая. - Одни кричали, что создателей восемь, другие – один, хотя есть и те, что угадали с цифрой, но, какая жалость, нет у них и малейшего представления о том, что было тогда. Реки крови и массовые падения, тысячи убитых и сотни проклятых, но не мне тебе об том рассказывать. Особенно о последней битве.
Он склонил голову, наблюдая за Левиафаном, что беседовал с юной леди. Все-таки сегодня всех, даже столь замкнутых, молчаливых, как он и собрат, тянуло к разговорам с людьми, пусть у него и была для этого веская причина.
-Садись к нам, Агалиарем.
Вновь легкое пожатие печь, словно говорившее «Как пожелаешь», вот только не пожалел бы потом о своем решении падший ангел, ведь так не по «братски» пытаться отобрать то, что принадлежало ему по праву. Одно легкое движение и он уже сидел за их стоиком, но не у старого знакомого определил тот себе место, а у однокровной.
- Ну и пусть. А Вы, собственно, кто, молодой человек?
Он откинулся на спинку стула, прикрыв глаза. Ну почему с детьми так сложно? «Ну и пусть», ха. Ее мечты были так предсказуемы, буквально, очевидны, ведь какой слепой не желал бы вернуть зрение, тем более если только он, кроме Люцифера, естественно, мог вернуть этим глазам былой блеск. Вздох сорвался с его губ, все-таки слишком устал… Забавно, что даже тут отдохнуть – проблема.
- А я то думал, что ты желаешь вернуть себе зрение… Ну, если помощь в этом не нужна и желаешь вечность жить во тьмах – твое право. – Еще глоток. Забавно, что ему не надоело еще цедить этот чай, ведь выпит он был лишь наполовину. – Молодой человек? Хех, если желаете, пусть будет так. Агалиарем мое имя, хотя, отчасти, мы уже знакомы, Эстель.

Отредактировано Агалиарем (2010-08-21 02:19:09)

62

-Виолетта, давайте не будем делиться друг с другом своими страхами. - Лео примирительно улыбнулся. - И знаете, что? Пойдемте прогуляемся по улицам или куда вы сама хотите. Здесь становится слишком... многолюдно. Да уж... И откуда столько взялось? Темные, серые, светлых еще не хватает для полного счастья... Хотя, что тут делать ангелам? Тем более, они в большинстве своем при демонах.. Он спокойно смотрел в глаза обнадеженной им девушки. И вот ведь какое дело. Я совершенно искренний с ней. Странно... Хотя талантлива, бесспорно. - Итак, я предложил вам свою помощь. Вы можете отказаться, но мне это не помешает выполнить свое обещание и студия у вас будет обязательно.

63

Виолетта вздохнула. "Мда... Видимо, он так никогда ничего и не расскажет... Самое ужастное, что мне становиться всё интереснее. Но, боюсь, если я буду слишком настойчива, то этот милый господин в мгновение ока станет... хм... не таким очаровательным. Интересно, что ему таки от меня нужно? Эх, надеюсь, я не попала в какую-нибудь авантюру... Впрочем, глупо было бы сейчас отказаться от студии... Да и Лео прав: мой способ жизни скорее уж напоминает бродяжничество, а это не очень хорошо. В крайнем случае, если мне не понравиться здесь жить, я в любой момент смогу уйти. Никаких контрактов я не подписывала, а, значит, я свободна как майский ветер", - решила Виолетта.
- Да я и не собиралась отказываться от Вашего предложения. - Девушка слегка улыбнулась. - Я не настолько глупа, чтобы упускать подобную возможность. - Ви поднялась со стула и оправила платье. - И, Вы правы, тут становиться очень многолюдно. Знаете, при входе в город я видела какую-то табличку, где было написано о каком-то волшебном источнике. Признаться, меня это заинтриговало. Может, устроете мне к нему экскурсию? - Спросила Виолетта.

64

- Я бы не советовал вам сейчас даже приближаться к тому источнику, - строгим голосом произнес Лео. - Видите ли, Ви, сейчас осень и как раз происходит смена свойств источника. А это довольно опасное явление для людей. Эм, эдак и проговориться недолго... - юноша незаметно поморщился, досадуя на свою оплошность. - Давайте лучше я покажу вам то, что может стать основой вашей студии. - И он, подозвав официантку, попросил счет, и мгновенно расплатившись, предложил Виолетте свой локоть, приглашая ее к выходу.

-------> Улицы

Отредактировано Leviafan (2010-09-19 15:59:23)

65

"Для людей? А к нему это не относится, что ли..." мельком подумала Виолетта. "Свойства источника? Хм...интересно, что у него за свойства то такие, опасные для жизни!" Ви тряхнула серебристыми волосами.
- Если Вы утверждаете, что не нужно идти, то не будем. Вам все-таки лучше знаком этот город, а мне только предстоит ознакомиться с его достопримечательностями. И студию осмотреть я совсем не против. - Девушка улыбнулась и поднялась со стула. Лео предложил Ви локоть, и она, на удивление себе даже, согласилась, и положила тонкую ладонь на его руку. "Он очаровывает. Какой странный день. Чудеса вокруг, да и только. Будто попала в сказку, правда, в какую-то с каким-то страшным подтекстом...". Ви в последний раз окинула взором заведение, и вышла из суши-бара в сопровождении Лео.

66

-Я.. пожалуй, не хочу обсуждать это.
  Эстель лишь приняла это к сведению и ничего не ответила. Раз собеседник не хочет говорить на эту тему, причем, в разговоре, который не несет за собой последствий (с точки зрения графини, разумеется), так почему бы и не промолчать? Да и в теме религии девушка была не настолько сильна, чтобы продолжать дискуссию. Возможно, со временем данная тема бы исчерпала сама себя, если бы, конечно, не хваталась бы за все новые и новые ниточки.
-Может, Ты, присоединишься к нашей беседе? Ты, отлично знаешь религию, а значит, сможешь пополнить запас моих знаний, ведь, как тебе известно, на некоторое время я потерял себя, позволив ненависти захватить мой разум, Агалиарем. Садись к нам, Агалиарем.
  "Агалиарем - это имя того незнакомца, значит? Видно, что они явно знакомы.." - девушка схватывала на лету и запоминала все слова и фразы, сказанные обоими, молча анализируя. Религии, какая-то последняя битва... Не слишком понятно насчет последнего, ведь под этими словами можно обозначать очень много битв и войн. К сожалению, а, может, к счастью, догадки Эстель ни на шаг не приблизились к истине - да и она не могла этого сделать в силу своих собственных убеждений.
  Тут графиня почувствовала, как тот незнакомец, Агалиарем (Господи, какое имечко... нет, чтоб покороче...), подсел к ним. И не около Самаэля, а нее. Эстель инстинктивно отодвинулась, и между ними оказалось небольшое расстояние. Почему-то было очень неудобно сидеть около этого человека, чувствовать его. Хотелось уйти от него подальше, ведь почему-то начали ныть глаза. Тихо-тихо, но слишком отчетливо. Странное ощущение для слепого. Чему там болеть, если они уже мертвы, глазные яблоки-то?
- А я то думал, что ты желаешь вернуть себе зрение… Ну, если помощь в этом не нужна и желаешь вечность жить во тьмах – твое право. Молодой человек? Хех, если желаете, пусть будет так. Агалиарем мое имя, хотя, отчасти, мы уже знакомы, Эстель.
  Уже после первой фразы Эстель начала испытывать что-то вроде дискормфота и неприязни. Такое ощущение складывалось, что они уже знакомы... Только вот где, где? Она не помнила этот голос, он никогда не прозвучал до этого дня в ее памяти, а в этой части она была просто прекрасной. Так где же?.. Или, может быть, он как-то узнал о ней через других? Что ж, возможный вариант, а догадаться о ее желании вернуть себе зрение мог любой. Только вот этот тон... ей не нравился. Определенно. Чего же он хочет, просто подразнить ее? Ведь никто не может вернуть ей зрение, никто. Ангелов и демонов не существует...
- Вы так уверенно говорите, будто и вправду знаете, как можно открыть мне глаза, - спокойно ответила Эстель, немного повернув голову в сторону голоса Агалиарема. - И где же вы узнали про меня, если не секрет, сэр?

Отредактировано Estelle (2010-09-23 23:18:48)

67

Самаэль молча смотрел на Агалиарема и Эстель, задумчиво отмечая некие сходства, правда, ему было интересно несколько другое. Кончики пальцев скользнули по краю стакана, поглаживая его. Видимо Агалиарем был неприятен графине.
-Не бойтесь его, милая. Он не кусается. – Янтарный взгляд впился в лицо мужчины. -До поры до времени..Хотя..кажется уже совсем не кусается.
Однако это была всего предосторожность, ведь «соперник» не дурак, да и вообще.. любые действия демона будут тщательно продуманы, а ошибок может натворить лишь сам Самаэль. Парень молча продолжил разглядывать собеседников. Однако в голове уже рождались идеи, строились планы, куда можно было податься после того, как ему наскучит торчать тут, что по меркам падшего вот-вот начнется. Да и еще этот демон. Что же ему надо было?! Конечно, Самаэль мог узнать это легким путем, но было куда интереснее наблюдать за развитием событий с настоящей точки. Вновь поерзав, падший устроился в тепле, занимая наблюдательный пост. Левиафан уже не интересовал ангела-смерти, а вот эта парочка.
-Агалиарем, у тебя есть семья? – внезапно спросил падший, помешивая трубочкой сок.
Как хорошо, что они оба сидели рядом. Можно было отлично видеть реакцию на каждое слово, произнесенного одним из актеров этой пьесы.

68

Танец. Ритм. Какие прекрасные слова, что воодушевляли, так и, прося подняться, начав медленно двигаться, отдаваясь мелодии, что зазвучит, стоит лишь согласиться. Громкая, тихая, без разницы, ведь важнее ее смысл, порою такой печальный, отдающий холодом, как ручеек, сокрытый льдом. И каждый прикоснувшийся поймет эти слова, ведь зацепит его эта странная болезнь – одиночество. Оно охраняется спящей воды стеной, но ведь порою так просто, лишь открыв глаза, присмотревшись, увидеть это странное, даже пугающее чувство, что порождало столь противоречивые чувства. Казалось, что человек, подцепивший его и получивший в свою душу маленький осколок стекла, способен выстоять, ведь как ничтожно холода сила. Но постепенно, когда раз за разом будешь отгораживаться, не смотря в сторону проклятий, в итоге даже не заметишь, как вырос он, поглотив все вокруг. Ранее сильный, ничем не сломленный мир, рухнет, отступив под натиском тьмы, и начнется то, что называется медленной смертью. И эта ломка, когда медленно разрушалось все внутри, было великолепнейшим зрелищем.

О, как любил он этот момент, когда замирали дерзкие, уверенные в себе глаза и с усмешкой хватая за руку сломанную куклу, уводя ее в вечный танец по лезвию клинка. Кончено, в каком то смысле этого никогда не происходило и скорее метафорой было сравнение полного разложения личности с движениями под вечный , тихий ритм, но разве не похоже? Вот полные тепла глаза вспыхивают в последний раз, затухали и зверь, смеясь, забирает нового слугу. Тьма ведь так притягательна, не правда ли?

И он смотрел на парня, что сидел за одним из столов в этом бара с потускневшими глазами темного цвета. Совсем скоро они опустеют, став стеклянными и уже появился этот едва ощутимый аромат смерти, что знал любой с ней нога в ногу идущий. Каждого она настигала, взмахивая своей косой, но только их, как заговоренных, не трогала. А зачем, ведь в конечном итоге пеплом станет тело, не более. У них нет души и от этого лишь неинтересны судьбы темных королеве мира ночного. Она могла осудить каждого, будь то человек, зверь, но не их, живущих в тех владениях, куда в итоге склонится весов чаша.

Еще одно легкое движение холодных глаз и теперь его взгляд был устремлен на следующего человека, сидящего рядом с парнем. Не важно, кто это был, друг или враг, а, может, любовник, но суть одна – жив и долго еще пробудет на этом свете. Хотя, кто знает, может, судьба, смеясь, и ему подбросит камешек, прокричав напоследок «увернись». Но людям сложнее парировать ее выпады и в большинстве своем они просто попадают под удар, ломаясь от натиска столь сильного противника. Хотя…

Но тут его мысли, как и созерцание людей, оборвались действиями девчушки, сидящей рядом. Точнее ее эмоции его заинтересовали куда больше парочки смертных. Она сомневалась или же неприятен он был ей? Хотя, разве можно демона остановить такими эмоциями, отношением? Это скорее раззадоривало, а ведь всего пару секунд назад Агалиарем мог уже, и забыть о ней, раз уж от скуки жалких прихлебателей начал рассматривать. А она, словно опомнившись и решив что-то для себя, заговорила, при этом повернув голову в его сторону:

- Вы так уверенно говорите, будто и вправду знаете, как можно открыть мне глаза. И где же вы узнали про меня, если не секрет, сэр?

Всего одно движение и пальцы коснулись чашки с чаем, подцепив за ручку уже остывшую посуду и прижав краешек к губам, сделал еще один глоток прохладной жидкости. Приятно. Намного лучше, чем теплое, ведь танцующие с огнем так тянулись к холоду ночному…

- Не в моих правилах говорить что-либо, если отсутствует уверенность в словах своих. – Он сделал еще глоток, поставив многострадальческую чашечку обратно на стол. Пальцы медленно скользнули по краю, словно желая запомнить ощущения, а, может, просто опять вернулась проклятая скука? Но, так или иначе, ответить стоило. -  Хммм? Я не тот, кто будет рыскать в поисках информации о ком-то. Чистая случайность этой интересной встречи, а знание... Пока что не отвечу, ибо многовато тут ушей, да глаз.

Порою, играя с огнем, можно легко обжечься. И как часто дети забывают об этом, в итоге слыша наставления от родителей, но, видимо, именно это забыл ангел смерти, проговорив:

-Не бойтесь его, милая. Он не кусается.

Губы едва заметно дрогнули, оголяя клыки, но не более. Все-таки эти слова не тронули его своим смыслом, но все же нужно уметь держать свой язык за зубами или по другому формулировать речь.

- Ты так в этом уверен?

И тут он склонил на бок голову, глядя на ангела смерти, что сидел напротив. Игра, что ранее казалась забавной и почти оконченной вновь начала набирать обороты, пытаясь вернуть интерес двум игрокам, но пока что безуспешно. По крайней мере, для него.

-Агалиарем, у тебя есть семья?

Забавный вопрос, особенно если он демону адресован, но что поделать, ведь даже у их сородичей бывали однокровки. Только стоило ли отвечать? Хотя, он ведь все карты не раскроет, а скорее еще одну приобретет. А вот и колода, движение и очередная бумажка в руках.

- Возможно да, а возможно и нет. - И тут он продолжил, скорее для самого себя чем продолжая разговор - Как надоело это затишье, что длится уже неимоверно долго.

Отредактировано Агалиарем (2010-09-24 20:29:20)

69

Этот голос. Надо бы его хорошенько запомнить. Агалиарем, значит, его зовут? Что ж, то, что могла сказать Эстель насчет него - неприятный тип. Сначала Самаэля, но с ним все было как раз наоборот - говорить было приятно, даже затягивающе, а вот этот... Он не пугал, ведь графиня не чувствовала ни капли страха, это было желание убежать скорее всего. Да, наверное, именно так. Да и глазные яблоки же неспроста начали болеть?
  "Мираэль, глупышка..." - подумала девушка и чуть сильнее сжала трость. Действительно, куда и вправду занесло ее дворецкую? Мираэль никогда не была настолько безответственна к своей работе! Что же могло случиться такого, что она не пришла к ней?..
- Не в моих правилах говорить что-либо, если отсутствует уверенность в словах своих.
  "Он говорит, как будто пришел из древности, ей богу".
- Хм, сэр, позвольте вам задать такой вопрос - даже если вы являетесь каким-нибудь чудотворцем или профессиональным врачом, в чем ваша выгода? И еще, - тут Эстель чуть улыбнулась, - мне мама еще в детстве говорила не доверять незнакомцам.
-  Хммм? Я не тот, кто будет рыскать в поисках информации о ком-то. Чистая случайность этой интересной встречи, а знание... Пока что не отвечу, ибо многовато тут ушей, да глаз.
  Эстель пожала плечами в ответ - не хочешь, не надо. Она уже и так провела свои домыслы насчет того, как незнакомец узнал ее выводы. Причем, связанные определенно с высшим человеческим обществом. Другие варианты ей просто не приходили в голову.
-Не бойтесь его, милая. Он не кусается.
  Графиня чуть изогнула бровь в качестве удивления.
- Я его не боюсь, как и вас, - с каким-то тихим-тихим смешком ответила Эстель. Голос Самаэля был сейчас как воздух важен для нее.
- Ты так в этом уверен?
  "Сердиться, нет? Скорее всего, нет... не те слова..."
-Агалиарем, у тебя есть семья?
  "Странно, почему он спрашивает. По идее, они же знакомы... Может, не настолько? Скорее всего... Только зачем он об этом спросил? Не понимаю."
- Возможно да, а возможно и нет.
  "Странный ответ. Еще страннее ситуации. Может, просто не хочет отвечать? А кто его знает..."
  Последнюю фразу Эстель пропустила мимо ушей - она не слишком понимала смысла ее, да и это, кажется, совершенно не относилось к тематике разговора. Но отложить все-таки надо... И тут в голове графини пошла тихая ругать опять про нерадивую дворецкую. Вот уж кто сейчас ей нужен больше всего на свете...

70

Самаэль сощурился,смотря на Агалиарема без каких-либо отрицательных эмоций. Конечно, не считая толики уважения, которое при своем характере он совершенно не собирался показывать этому существу. Насколько помнил падший,Агалиарем отличался спокойствием, но было бы интересно посмотреть на реакцию демона.
-Ммм... -задумчиво протянул парень -хорошее местечко. Спокойное. Можно встретить любого собеседника на свой вкус. Странно,что ты,Агалиарем, сюда заглянул. С такими же темпами сюда мог пожаловать сам Люцифер. -Падший счастливо сощурился -властный и ревнивый мужчина. Однако Михаил прекрасен. Думаю...именно Люцифер-сама внес в жизнь какое-то разнообразие, а то я уж думал это спокойствие бессмертно.
Покачивая ногой,ангел-смерти нечаянно задел ногу противника.
-Ой. Прошу прощения... -тут мысли падшего в очередной раз приняли совсем другой поворот - помниться именно в восемнадцатом веке большинство фрейлин использовало такие знаки для назначений встреч и много другого. - Палец парня скользнул по брови,носу к самому кончику,а затем по губам. Главное,что каждое движение было прокомментировано специально для Эстель - Хм...да. Именно таким образом фрейлина королевы приглашала на свидание к королеве незнакомца. -небольшая пауза -Больше всего в то время мне нравились чаепития. Такие прелестные.
Падший ангел тихо рассмеялся, потянувшись через стол к девушке. Взяв ее за руку, он нежно улыбнулся, как улыбаются лишь ангел.
-Агалиарем суров, но порой он говорит правду и свои мысли в самой острой форме, не нуждаясь в том, чтобы хоть как-то смягчить ее для обычных смертных обывателей. -Самаэль склонил голову на бок -если не хочешь,чтобы девушка тебя испугалась будь ласковее. Это тебе не головы демонам рубить!

71

А она все сидела, молча сжимая слегка побледневшие пальцы на своей тросточке. Храбрая, дерзкая и такая… человечная. Как глупо, может, а умер уже тот зверь, что родился когда-то? Но в чем тогда причина оставаться тут, терпеливо ожидая слов? А ведь мог вернуться обратно, засев за привычную работу, разгребая целую кучу различных дел, но нет, остался. Странно? Непонятно? Скорее интересно. Пока еще. Но при таком молчании, сколько продлится сие развлечение?

- Хм, сэр, позвольте вам задать такой вопрос - даже если вы являетесь каким-нибудь чудотворцем или профессиональным врачом, в чем ваша выгода? И еще. Мне мама еще в детстве говорила не доверять незнакомцам.

И она говорила, едва заметно улыбаясь, словно смеясь, издеваясь. Какое нахальство и безрассудство, но ведь сейчас глупо будет сломать ей руку, перебив каждый хрящик? За все можно будет ответить потом, когда придет время, но уж точно не сейчас.

- Хммм, хочу увидеть выражение твоего личика, когда сможешь видеть. Мы же все такие бескорыстные.

Последнее слово было растянуто, и даже усмешка скользнула по губам. Бескорыстные, как же, просто выгоды от снятия печатей было куда больше, нежели глупого блуждания демона в человеческом обличье по миру людскому. Ну, конечно, если бы это была чужая кровь, он скорее просто прошел мимо, а будь то принадлежность к тем, кто противен, то багряные реки заскользили бы по полу, затмевая все.

- Я его не боюсь, как и вас.

А вот и ответ на слова ангела смерти. Как прелестно. Добавим в строку минусов бесстрашие. Нет, конечно, хорошая черта, но когда ее слишком много, а ты слабее воробушка, которому без усилий можно глотку свернуть, крайне безрассудно так уверено вещать. Но, видимо, сегодня детям позволено больше, чем обычно. Пока что.

-Ммм...  Хорошее местечко. Спокойное. Можно встретить любого собеседника на свой вкус. Странно, что ты, Агалиарем, сюда заглянул. С такими же темпами сюда мог пожаловать сам Люцифер. Властный и ревнивый мужчина. Однако Михаил прекрасен. Думаю...именно Люцифер-сама внес в жизнь какое-то разнообразие, а то я уж думал это спокойствие бессмертно.

Одно движение, последний глоток, и чашка пуста, а ее содержимое скользит по горлу, приятно охлаждая. Интересные слова слетели с уст Самаэля. Сам Люцифер? Ну, ну, он даже мог представить свою реакцию на это, но... Преклонять голову перед владыкой на глазах стольких людей и демонов... Будет много смертей.

- Не думаю, что он придет, ибо Михаил всегда за ним следует, а люди так любят глазеть на то, что тебе принадлежит. Будет очередная ссора... Разнообразие? Ну да, отрывать белесые крылышки такое наслаждение. 

И тут разговор пошел явно не в ту сторону, ведь падший вновь заговорил, сопровождая слова движениями пальца по лицу, перед этим «случайно» задев ногой его коленку.

-Ой. Прошу прощения... помниться именно в восемнадцатом веке большинство фрейлин использовало такие знаки для назначений встреч и много другого. Хм...да. Именно таким образом фрейлина королевы приглашала на свидание к королеве незнакомца. Больше всего в то время мне нравились чаепития. Такие прелестные.

Какая жалость. Нет, правда, как можно даже не подумать ответить на такое заявление. Хотя, конечно, можно было рыкнуть на наглеющего падшего, вот только много это даст? Наглое создание только еще больше развеселится. Такого повода давать совсем не хотелось, но ведь всегда можно обернуть что-то в лучшую, для себя, сторону.

-Агалиарем суров, но порой он говорит правду и свои мысли в самой острой форме, не нуждаясь в том, чтобы хоть как-то смягчить ее для обычных смертных обывателей. - Слова, предназначенные ребенку, кончились, и ныне уже к нему обратился  бывший ангел - Если не хочешь, чтобы девушка тебя испугалась, будь ласковее. Это тебе не головы демонам рубить!

А вот это уже было забавно, очень. Ну, право слово, учить старших такая интересная работа. Главное после этого быстро убежать как можно дальше, ан нет, сидел, да еще и столь близко, что руку протянув, можно было вонзить пальцы в грудную клетку.

- Самаэль, ты забываешься, - слова, произнесенные со сталью в голосе и холодом в глазах. Веселье закончилось так же быстро, как и началось. Нет, конечно, он был терпелив, но прощать такое отношение не в его правилах.

72

А что вообще значит видеть? Наблюдать за цветными картинками, разворачивающимися перед твоими глазами? Знать, как ты выглядишь, понимать, что обозначает это или то, распознавать различные цвета... но слепые бы, наверное, что от рождения не знают об этом, никогда не поймут зрячих в этом смысле. Как и Эстель. Она, задумавшись снова о чем-то о своем, отодвинулась, совсем ненамного, от Агалиарема. Вернуть зрение... какая чепуха, не находите? Нет, ну нет, такого на Земле, не может происходить...
- Хммм, хочу увидеть выражение твоего личика, когда сможешь видеть. Мы же все такие бескорыстные.
  Вот, и подумайте, что можно ответить и так немного растерянной графине. Проигнорировать? Ответить? Но тогда как? Да и еще этот сарказм... Что он, играет? Или всерьез? А кто знает, кроме него? Ну вот, одни вопросы. И нет ответов. Как обычно и сложно.
  "Зайчик скакал по траве, умер в ямке..." - скорее зло, чем бесстрастно подумала девушка, явно вспоминая что-то весьма неприятное.
- Мне и самой стало интересно, - очень тихо произнесла, скорее для себя, чем для других, Эстель. Если бы этот мужчина смог бы ее услышать, то пусть - она же просто ему подыгрывает, в конце концов.
- ...помниться именно в восемнадцатом веке большинство фрейлин использовало такие знаки для назначений встреч и много другого. Хм...да. Именно таким образом фрейлина королевы приглашала на свидание к королеве незнакомца. Больше всего в то время мне нравились чаепития. Такие прелестные.
  Тихая ухмылка. Да, было такое, было... И тут графиня почувствовала, как теплая рука Самаэля коснулась ее руки. Приятно.
-Агалиарем суров, но порой он говорит правду и свои мысли в самой острой форме, не нуждаясь в том, чтобы хоть как-то смягчить ее для обычных смертных обывателей. если не хочешь,чтобы девушка тебя испугалась будь ласковее. Это тебе не головы демонам рубить!
  "Э..." - но в ответ лишь один легкий, слегка растерянный кивок.
- Самаэль, ты забываешься, - Агалиарему, кажется, не понравились речи Самаэля. Эстель чуть сжалась. Странно. Они оба как будто демон и ангел себя ведут. Странная беседа...

Отредактировано Estelle (2010-10-17 22:12:37)

73

Серокрылый рассмеялся и довольно замахал руками пред носом, показывая ладони, на которых было что-то мелко написано ручкой.
-Эй, эй. Ты, что, не знаешь меня? Это не я, а все мое настроение, -на губах заплясала счастливая мальчишеская улыбка –А ты чего злишься?
Парень сложил руки, переплетя пальцы, но вдруг передумал и облокотился об одну руку.
-Хватит издеваться, Агалиарем, если ты хочешь сделать, то уж делай, а то мне вся эта ситуация кажется все более интересной! – янтарные глаза блеснули –ты ведь хочешь что-то сделать, верно?
Блеснуло какое-то хищное отражение в мягком взгляде ангела-смерти. Почему он еще не ушел, продолжая надоедать демону? Да, все просто, как серый день. Он ни за что не отступиться пред этим или каким-то другим демоном от этой души. Перед смертью маленькой графине покажется лишь ангел-смерти, а не какой-то демон. Поэтому сам Самаэль не отступит. Боли как таковой он не боится, и давно научился переносить ее, а перестать существовать… интересно как это? Так что уж говорить о том, что падшему нечего было терять, а вот поговорить хотелось. Даже очень и при этом приходилось отодвигать все остальные планы в сторону.
-Агалиарем, поговори со мной! – внезапно капризно произнес Самаэль.
Его рука медленно поднялась, словно почесать плечо, но тут же вернулась на стол. Пальцы сжимали темно серое перо с черным оттенком у основания. Взгляд задумчиво скользил по перу, пока пальцы крутили так и эдак, теребя предмет.
-Юная леди, а вы любите птиц? И каких? – облизнул губы – я вот люблю птиц. Например. – пришлось немного подумать, вспоминая какие птицы существуют – Чаек. Даже не их самих, а птенцов. Они такие маленькие, серые и пушистые, как комочки нежности. У них на груди, а порой и по всему оперению, как горох рассыпаны пятнышки. Это очень мило, особенно, если учесть, что у взрослых чаек оперение белое. А еще чайки у моря. Море, волны, скалы, маяк, ветер, чайки. Это все так тесно связано, что когда думаешь о чем-то одном, то вспоминается все. Знаете. Море такое огромное. И оно шумит, создавая волны. Эх… - тонкий стержень был с легкостью сломан, когда пальцы сжали перо напополам. Из стержня брызнула кровь -  ой…сломал!

74

Улицы<--------
После случая на улице Алесс поспешила в более людное место. Да есле чесно она ужасно проголодалась. В баре в основном сидели парочки, но Алесс нашла свободный столик у окна. Пройдя за место она удивилась: стол был просто прелесть, аккуратные салфеточки и  гаршочек с фиалками. К столу подошла молоденькая официантка, одета она была в строгие брюки и белую юлузку, на лице кросовался отличный макияж.
-Чего желаете?-девушка дала Алесс меню и та сразу выбрала суши. Это было её самое любимое блюдо. Через несколько минут её заказ был поставлен на стол, и Алесс начала аккуратно есть китайскую еду.Посто супер! Надо будет почаще сюда заходить.
Вдруг Алесс стало совсем грустно. Он  самотрела на парочки и думала:Вот им вместе хорошо а у меня никого нет. Да что там, я вообще в этом городе никого не знаю, ну помимо того парня что помог мне убежать. Жизнь совсем несправедливая штука, одни в ней устраиваються и живут как хотят а некоторые идут на поводу у случая. Вот бы найти подругу или друга и не чувствовать себя такой одинокой как сейчас. Ладно чего я так раскисла. Ничего. Не конец же света. Найду я себе ещё друзей не последний день живу! Но чувство одиночества так и не покидало её, и девушка решила отправиться погулять по городу. Хотя время было уже позднее она не боялась за себя.Я в конце концов ангел. Смогу же я себя защитить не младеней ведь. Хотя я наверное десерт закажу. И развлекусь немного. Я послушная, хорошая девочка. Ага щас!
Мороженное оказалось очень вкусным, и заказав еще порцию  которую поставила на другой край стола чтобы все думали что с ней ктото сидит. Все таки её смущало одиночество.Как странно не знать ничего и никого. Какая то пустота царит в душе и странно что такая как ты, добрая и понимающая не может завести знакомство. Ей не нужны были шумные компании, только один челове с которым можно было бы поделиться состоянием души. Сразу захотелоь пойти домой и заснуть. Но Алесс сопротивлялась, и решила досидеть до последнего.Я ведь друга готова даже домой к себе пустить. Алесс достала из кармана куртки ручку и написала на салфетке " Если вам нужен дом для временного проживания я жду вас у себя в особняке. Северная окраина города дом номер, хотя он там один не ошибетесь." Глупо было надееться что кто нибуть придет но надежда умирает последней... Ключевое слово здесь конечно не "надежда" а "умирает". Она всегда умирает, хоть и последней.
-------> Дом Аллесандры

Отредактировано Alessandra (2010-11-13 18:45:56)

75

- Мне и самой стало интересно…

Тихий шепот, что донесся до ушей его, позволяя внутреннему зверю растянуть свои губы в улыбке, обнажая белоснежные клыки, испачканные в крови. Старая, новая? Не важно, ведь он постоянно раздирал кого-то на части. Все-таки клетка – лучшее место этой твари, что может лишь разрушать. Внутреннее  «Я», альтерэго, тьма, как много имен, а суть одна – демон. О, как он рвался, желая покромсать на клочки ту, от кого веяло кровью, но тело было столь слабо, что казалось, надави, и рассыпется та прахом, сломавшись. Игрушки ведь часто оканчивают жизнь из-за неосторожности хозяев, так? Ну, не суть важно, ведь какое-то время, пока не достигнет дитя предела, показав свой уровень, да позволив сделать выводы, можно играть сколько влезет.

«Что ж, посмотрим, чего ты стоишь, хотя…  Да, забавно будет…»

Любовь? Упаси Люцифер демону влюбиться. Это чувство разрушало из нутрии, делая из сильного тупого слабака. Ну, право слово, что может глупец, попавшийся на чужую удочку? Подрыгаться маленько, видя, как разрывают на клочки самое дорогое сокровище, а следом оставят одного. Пусть мучается, страдает за столь опрометчивый поступок. Весело ведь? Как часто они это раньше делали, то играя, растягивая удовольствие, то наоборот, быстро и четко нанося удар. И смех… О, да, эти действия заставляли трепетать, чувствуя это прекрасное удовольствие, что разливалось по телу темным ядом. Приятно видеть чужие страдания. Забавно, что за столь долгий срок большая часть восставших, даже не подумала отдать кому-то свое проклятое сердце. Да и зачем? Проще было затеять очередной  марафон. Кто быстрее найдет и прибьет…

«Не смейте… Хехе, вы только посмотрите… Черт… Хей, я первый нашел. А кого это волнует?...» - Обрывки фраз, осколки прошлого, падая в темную пучину памяти, изредка поблескивали, прощаясь. Он уже успел забыть лица и действия, хотя нет, последнее мог воспроизвести в точности. Жаль, только диалог. Да… Он был коротким, ведь вмешался еще один демон и убил предмет спора. Хехех, хотя, почему «еще один»? Он и пришел, веселясь от души. Но тут от приятной мысли его отвлек голос «ангелочка»:

-Эй, эй. Ты, что, не знаешь меня? Это не я, а все мое настроение. А ты чего злишься? Хватит издеваться, Агалиарем, если ты хочешь сделать, то уж делай, а то мне вся эта ситуация кажется все более интересной! – И все бы ничего, но последняя фраза… - Агалиарем, поговори со мной!

Приподнять бровь, глянув на собеседника. Поговорить? Что за глупость, да и о чем? Они тут трепались уже незнамо, сколько времени, а результат? Пустозвонные речи. Нет, конечно, падший любил такие вот дискуссии, но он то нет. Лишь передернуть плечом, переведя взгляд на девушку, что вздрогнула в очередной момент их разговора…  Чуть-чуть, почти незаметно, податься вперед, подперев голову рукой и, слегка нахмуриться, вдохнув аромат. Знакомый, и нет, одновременно.  Тьма, ранее спящая где-то внутри, колыхнулась, начав подниматься, подобно растормошенной змее, активно махая хвостом и шипя на обидчика. Вот только столь интересного зверька было очень легко подчинить. Всего-то чуть сдавить поводок, и вот она послушно скользит по пальцам, коснулись, что дрогнувших век малышки.  А далее, словно защитный механизм – появились печати на ее очах, едва мерцая, словно прося отойти подальше, не трогать. Вот только кто спросит? Благо, не нужно было, как обычно использовать обе руки, все-таки его ладонь уверенно накрывала об глаза. А тьма… Она медленно вливалась в темные рисунки, забираясь в самые дальние их уголки, закрепляясь. Еще одно мгновение, казалось бы, секунда, а конечность уже снова скользит по краю чашки, вырисовывая круг.

- Захочешь продолжения, сниму полностью, нет – останешься человечком слепым до конца жизни.

Ах да, он ведь снял лишь ненадолго. Полтора часика всего лишь, так что бы распробовала та на вкус этот приятный запах свободы. Почему именно ее? Ныне видя, та могла пойти без поводыря, делая, что захочет, вот только…  Захочет продолжения – придется вернуться, все-таки он один мог продолжить это не трудное, но единое с магом, заклятие. Попытается закончить кто-то другой, и малышка умрет, тьма у каждого общая и отличная одновременно.

Подняться, скользнув пальцами по гладкой поверхности стола, напоследок окинув взглядом девушку. Цвет наверняка будут красиво-пугающм…. По критериям людей, естественно. Тьма дарует зрение, и она же его потом вновь отберет, оставаясь до последней секунды на глазах. Развернуться, внутренне усмехнувшись, а далее… Просто исчезнуть, уходя в совершенно другое место, жаль, что пока что в этом мире.

--- Дом Ренуар

76

Эстель неудоменно вслушивалась в речи Самаэля. Резкая смена настроения, что ли, что он стал себя так вести? Как... юный капризный мальчишка. Девушка скрестила пальцы в "замок", пытаясь уловить суть разговора и при этом углубиться в воспоминания. И снова в ее ушах прозвучали те такие теплые, приятные звуки скрипки... Графиня сильнее сжалась, словно бы став меньше. Ей было одиноко, хоть и сейчас находилась в компании двух мужчин. Просто вот захотелось вновь увидеться со своей верной подругой, услышать ее голос... Но нет сейчас Миры, а жаль. И уже в какой раз Эстель пожалела об этом?
-Юная леди, а вы любите птиц? И каких?
  Графиня тут же вышла из воспоминаний. Ведь Самаэль обращался к ней, по всей видимости. Кстати, а Эстель птиц любила. Она хоть и не знала, как они выглядят, все равно запоминала по голосам. Вот, например, соловей... она несколько раз слышала, как он заливается. Красиво, нечего сказать.
- Я вот люблю птиц. Например. Чаек. Даже не их самих, а птенцов. Они такие маленькие, серые и пушистые, как комочки нежности. У них на груди, а порой и по всему оперению, как горох рассыпаны пятнышки. Это очень мило, особенно, если учесть, что у взрослых чаек оперение белое. А еще чайки у моря. Море, волны, скалы, маяк, ветер, чайки. Это все так тесно связано, что когда думаешь о чем-то одном, то вспоминается все. Знаете. Море такое огромное. И оно шумит, создавая волны. Эх… ой…сломал!
  Если нормальный человек все бы понял, то Эстель пришлось немного подумать. Нет, она знала все эти слова, только вот вообразить этого детеныша чайки не могла, ибо лишь примерно знала, как ощущаются некоторое из сказанного. Графиня никогда не была у моря, но от Мираэль слышала, что это такая огромное озеро, которое в спокойном состоянии умиротворенно шумит. А еще неподалеку от него пахнет солью или чем-то там еще...
- Я тоже люблю птиц, но только за их пение, - девушка разжала пальцы рук, немного расслабившись. - Некоторые из них издают очень красивые песни. А море... я, жаль, никогда не была там.
  И тут неожиданно Эстель почувствовала, что чьи-то пальцы касаются ее закрытых глаз. Графиня инстиктивно отпрянула, но вырваться не смогла. Сказать, что девушка была сконфужена, значит, было сказать ничего. Она вообще не понимала, зачем Агалиарему это понадобилось. Неужели она его как-то обидела? Да нет, кажется... Чужие пальцы сомкнулись, и глаза неожиданно очень резко заболели. Графиня тихо зашипела и попыталась вырваться. Ренуар нутром понимала, что нельзя делать то, что собирается сделать он, вот просто нельзя! Только еще бы знать, что именно запрещено... Она не знала, но знало ее подсознание. И оно боялось, сжавшись.
  Одна секунда, яркая вспышка. Вспышка света и боли. Резь в глазах не прекратилась, но стало немного легче. Но самое главное... почему-то Эстель начало казаться, что, если она откроет глаза, то увидит. Но нет, это было так страшно для нее. А, чтоб пришло знание из подсознания, нужно было именно приоткрыть веки.
  Девушка закрыла свое лицо руками, тихо шипя от боли в глазах.
- Захочешь продолжения, сниму полностью, нет – останешься человечком слепым до конца жизни.
"Что, о чем это он?" - графиня не понимала, но как близился момент, когда она поймет... И таки решилась приоткрыть глаза. Наверное, это было ее большой ошибкой или успехом. Ведь воспоминания волной накрыли ее, срывая все занавесы, показывая правду, нет, истину. И в первую очередь о ней самой. А чем больше улегалось в голове, тем хуже становилось. Она - и демон?! Что за...
  "Я не это хотела узнать!" - горько, когда тот момент, которого ты так ждала, неожиданно показывает язык и говорит, что твое желание обернулось против тебя. Эстель никогда не верила в демонов, в ангелов и прочих, но как тут уже не верить более, если ты - сама одна из них?..
"И почему не ангел?" - грустно подумала графиня. Она не услышала, как ушел Агалиарем: ей было слишком плохо. Девушка упала на мягкую ткань дивана, все так же закрывая лицо руками. Как теперь она могла посмотреть в глаза Самаэлю? Да и вообще всему свету. Страшно, очень страшно... одиноко. Хотелось снова все забыть, снова стать той хрупкой и властной графиней... Страшно. А ведь именно она своими руками убила свою собственную мать, сама запечатала свою демоническую сущность... Плохо. Очень плохо. Хотелось заплакать, но слезы не шли почему-то, будто бы навечно высохнув. Нет, она не злилась на демона, что сорвал временно печать, совершенно. Просто это все было... слишком неожиданным. Слишком.

Отредактировано Estelle (2010-11-25 22:52:14)

77

Падший молча наблюдал за девушкой и Алигаремом, склонив голову. Похоже, его догадки были верны и, если хорошенько подумать, то эти двое были связаны между собой. Да это итак было понятно, вот только как они были связаны – вопрос. Не смотря на все любопытство, Самаэль молча проводил взглядом уходящего демона и посмотрел вновь на девушку. Что сказать? Он смотрел на нее, не как падший или демон, и уж тем более не ангел. Его взгляд был взглядом торгаша, человека, который сделал свою ставку и теперь с азартом ожидает результата, но и это настроение быстро сменилось заботой к юной герцогини и серокрылый позволил себе встать, тихо обогнуть столик и сесть рядом с собеседницей.
-Мир не так уж и плох, если посмотреть на него с той стороны, с которой мы обычно смотрим и как бы то ни было, но изначально он строился как самое чудесное творение.  –Он улыбнулся, издав при этом что-то вроде доброго хмыканья – Что не делается, все к лучшему. Вот, если посмотреть на демонов. Да, гады они сплошь и рядом, но ведь какие гады! Они заботятся порой не только о себе, но и людях, которые им угодны. Да и как заботятся! Похлеще ангелов, признаться. – Самаэль положил теплую ладонь на голову графини.
От падшего приятно пахло какими-то травами, из которых обычно варят чай. Что-то тонкое и сладкое, видимо он и правда, был не равнодушен к сладостям. А по поведению не стоило судить о нем. Оно было столь переменчиво, что можно было простить бывшему ангелу так себя вести, особенно учитывая, что тот постоянно переходил с темной стороны на светлую. Падший, что уж сказать?
Теплая согревающая ладонь скользнула по лицу графини и легла на глаза. Успокаивая боль и заставляя улечься всем сомнениям. Оглянувшись по сторонам, юноша вновь улыбнулся и заговорил, обращаясь к несчастной:
-Может Вас проводить домой? Уже поздно, а на улицах города может быть не безопасно юной леди


Вы здесь » .::Потерянный рай::. » .::Левингстайл::. » Суши бар "Сакура"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC